lexa

lexa 5 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

баян с луковицей

С сентября не писал критических статей на "Альтерлит", поскольку работы было много. Да и то сказать, современную литературу я практически не читаю. Зачем, если всегда находится какая-нибудь интересная и красивая классика, которую раньше пропустил. Вот книжки на подоконнике, которые читал с лета: Гайто Газданов, Константин Паустовский, Марсель Пруст, Эмиль Золя. Мне хватает.

Однако товарищи по палате просили написать ещё чего-нибудь весёлое. Ну и я написал про отечественные литературные конкурсы:

Искусство затяжных баянов

И вот что забавно. В статье даны примеры четырёх конкурсов со странными результатами. Однако бурную реакцию читателей (см. в фейсбуке Вадима Чекунова) вызвала только одна история - про Сергея Лукьяненко и "Роскон". Причём даже не сама история конкурса их взволновала: армия негодующих поддаванов пришла защищать своего любимого писателя, который возопил, что в этой статье автор наезжает на его семью, на малолетнего сына. О, какая аморалка! Фраза, которая сочтена ужасным наездом, звучит так:

"И мы понимаем, что это не предел. Ведь у лауреата есть сын-писатель. А пример семьи Михалковых показывает, что можно не слезать с паровоза массового искусства на протяжении нескольких поколений".

Из бурной реакции на эту фразу можно сделать несколько интересных выводов.
Во-первых, современные поддаваны просто не видели настоящих критических наездов на своего кумира (см. для примера разбор книги "Спектр"). Но в статье, которая посвящена странной работе конкурсов, про творчество Лукьяненко сказана лишь одна фраза из трёх слов. А про творчество его сына-писателя не сказано вообще ничего: ни плохого, ни хорошего. В чём же тут обидка?

А вот именно в этом. В том, что замечено не творчество подростка, а грубая работа папаши по проталкиванию своего "семейного подряда". Какая-то странная мораль этих людей требует, чтобы никто не замечал таких некрасивых действий.

И очевидно, такая мораль действительно работает в некоторых сферах. Например, в издательстве АСТ, где никогда не издавали 13-летних мальчиков, которые зашли с улицы с первым своим романом. Там даже 20-летних мальчиков не издают. А этого мальчика не только издали, в обход всех механизмов издательского отбора, но даже аннотацию в книжке поместили такую, чтобы все поняли - любишь папашу, люби и саночки возить:

«Скажу читателям честно — этого Лукьяненко вы никогда раньше не читали. Эту книгу написал не я. Её автор — мой старший сын. Иногда такое случается — спросите хотя бы Стивена Кинга. Меня смущает лишь то, что Артемий написал эту книжку в неполные тринадцать лет. Но с другой стороны — он её писал для своих ровесников. Мне кажется, что у него получилось. Но решать, конечно, читателю». Сергей Лукьяненко

Здесь автор аннотации, скромно сравнивший себя со Стивеном Кингом, почему-то забыл упомянуть, что сын Стивена Кинга принципиально не хотел выезжать на папином имени, поэтому публиковался под псевдонимом "Джо Хилл". И при таком самостоятельном подходе первая книга у Джо-без-имени вышла только в 2005 году, когда сыну Кинга было 33 года. А вовсе не 13, как свежеизданному писателю Артемию Сергеевичу, которому папа оказывает такую "медвежью услугу".

Но всё это конечно ерунда по сравнению с главным выводом: люди читают жопой (с) картинки действуют на людей сильнее, чем тексты. Едва ли армия лукофилов пришла бы защищать кумира, если бы не картинка, которая иллюстрирует эту статью. И я давно себе говорю - хватит, хватит писать эти длинные тексты. Надо вместо этого рисовать простые картинки.

luka

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →