Тот ещё Шелли (lexa) wrote,
Тот ещё Шелли
lexa

Category:

перколяция (4)

–Доброе утро, Антон Михалыч. Извини, дело срочное. У тебя трактор на ходу?

Он нехотя вышел на стылый двор, ещё толком не проснувшись, но острый взгляд из-под густых бровей Тенгиза вмиг отрезвил его.

–Нет, в ремонте. Там проблема с топливным насосом.

Суровый Тенгиз обернулся к Пашке, который пришёл вместе с ним.

–А я давно говорил Лёне... – пробормотал Пашка.

–Плохо, – резюмировал Тенгиз. – Гоните тогда грузовик с прицепом к мосту. – Он сбежал с крыльца, у калитки обернулся: – А ты, Антон Михалыч, ствол возьми с собой.

Откуда знаешь, хотел крикнуть Антон, но передумал. Тот, кто отвечает за безопасность общины, конечно должен знать, что притащили приезжие. Да и вообще радуйся, что тебя позвали – значит, ты уже не «приезжий». Прошлый-то раз не звали. Среди ночи их с Асей и Мишкой разбудили выстрелы и рёв двигателей, но когда они выбежали на улицу, всё уже стихло, а проходивший мимо батюшка сказал, что волноваться не о чем. Только утром в трапезной узнали: банда каких-то отморозков на мотоциклах хотела прорваться в деревню.

На этот раз, по словам Пашки, едут бесы посерьёзней, уже прошли пост на повороте с трассы, наплевав на шлагбаум и знаки. Хорошо у нас там дозорный сидит, вызвали по радио полицию, да только они не успеют. А после тех байкеров Тенгиз поставил на мосту бетонное заграждение, но стало неудобно своим же выезжать на поля да на рынок, и поскольку никаких чужаков давно не было, блоки с моста использовали для ремонта плотины. Тенгиз ругался, но батюшка прочёл проповедь о том, как вредно жить в страхе, и тему замяли. А теперь, вишь, надо срочно перегородить...

Когда они подогнали грузовик к мосту, уже светало. На берегу собралось около десятка мужиков. Антон заметил пару «калашей», «сайгу», ещё три-четыре незнакомых карабина. Да уж, это посолидней будет, чем твоя карманная «пчёлка».

Тенгиз показал, как поставить грузовик и прицеп, после отправил две группы держать на мушке мост с обеих сторон, и обсуждал теперь с Егором какие-то пиропатроны.

Неспешно подошёл отец Алексий, что-то бормоча себе под нос. Молитва? Но когда батюшка остановился рядом, стали слышны слова: «В эту ночь ре-шили саму-раи...» Оборвав песню, он с улыбкой выслушал доклад Тенгиза.

–Может, лучше я к ним пойду, Алексей Иваныч? - спросил тот.

–Ты здесь больше нужен, дорогой. Не беспокойся, мы все в руке Божьей. Да и Павел c Антоном покараулят. А если что серьёзное, дам тебе знать сразу.

Рация на плече Тенгиза зашуршала, донося перекличку постов. После этого он объяснил, что делать Антону и Пашке. Инструкция в основном касалась того, по какому сигналу и куда отходить, чтобы не напороться на свою же взрывчатку – если приезжие всё-таки решатся форсировать.

Недолго пришлось им вглядываться в лес на той стороне реки. Вот показались машины – одна, вторая... всего три. Хорошая группа для дальнего пробега, подумал Антон. Повезло нам тогда, что не поехали из города вместе с руководством банка. Корпоративному конвою обещали охрану и прочие бонусы, но на практике вышло иначе. Одинокие машины беженцев, даже пары-тройки машин ещё пускали в такие вот деревни, но любой большой конвой встречали враждебно, словно это уже не отдельные люди, а ядовитый обломок города, несущий лишь обман и разорение.

Машины подкатили к берегу. Нет, не беженцы: чёрные бронированные джипы. Из переднего выскочили двое в камуфляже, с короткими автоматами. Каждый подошёл к мосту со своей стороны.

Ещё один человек в пятнистом плаще выбрался из второго джипа, постоял у открытой дверцы, прислушиваясь к кому-то в машине. Потом махнул рукой и пошёл на мост, заметно хромая.

Отец Алексий шёл навстречу со своего берега. На середине моста они пожали друг другу руки и говорили минут десять. Хромой протянул батюшке какую-то бумагу. Тот кивнул и вернулся к грузовику, где ждали Антон и Пашка.

–Всё в порядке, – сказал батюшка. – К нам не поедут.

Он вынул рацию и передал то же самое Тенгизу.

–Да уж, нечего паразитов кормить! – Пашка сплюнул в сторону моста.

Отец Алексий покачал головой.

–Наоборот, я предлагал ему остаться. Очень хороший врач. Вот вы, Пал Петрович, удрали из столицы во время последней эпидемии. А он остался. И ликвидировал ту эпидемию.

–Да ну! – Пашка недоверчиво глядел, как ковыляет к своим хромой. - Врачи на таких утюгах не катаются...

–А-а, это ему чин пожаловали, когда он на президента начихал.

Батюшка усмехнулся, наслаждаясь эффектом: теперь уже и Антон открыл рот от удивления.

–Как это?

Отец Алексий присел на подножку грузовика. И сразу оговорился, что узнал эту историю «через третьи руки», сам не видел. Но рассказывают так. Старик этот, руководитель медицинского института, во время эпидемии создал вакцину. То бишь ослабленную версию заразы, вроде лёгкой простуды, какая за четыре дня проходит. Однако народ уже устал от фальшивых вакцин, которые ни от чего не спасали. И никто уже не верил в прививки, даже «наверху». Тогда наш доктор сам заразился своей прививочной простудой, и пошёл к президенту вместе с другими медиками, чтобы давать отчёт по эпидемиологической ситуации в стране. И только президент спрашивает – «Разъясните эту цифру!», а наш доктор сразу к ему – «Я подскажу!». И вмиг оказался подле первого лица. Да так, говорят, мощно чихнул в то лицо, что с президента аж маска слетела. Чуть не грохнули доктора на месте, ногу повредили. Но главный не велел казнить, любопытно ему стало, отчего такая смелость. И точно: четыре дня в соплях посидел, и все нужные антитела появились. За это доктора и произвели в замминистры.

–Что же он теперь уехал? – спросил Антон.

–Да там один Исламабад остался! – воскликнул Пашка.

Батюшка снова посмотрел на него с укором.

–Вы, Пал Петрович, зря людей судите скопом. У всякого свои нужды есть. У него родня на севере, не видел их много лет. Вот понял, что время пришло.

Он вынул карандаш и бумагу, написал несколько строк и передал Антону:

–Езжайте сейчас к Наташе, пусть выдаст вам эти продукты. И воды питьевой наберите, литров сорок. А по пути, – он протянул второй листок, – спросите у Раисы Соломоновны, какие лекарства нам взять у них в обмен.

Грузовик затарахтел, выкарабкиваясь из глинистой жижи у реки, и под этот звук Антон вспомнил, как последний раз дозвонился до своих стариков. Мобильники уже не работали, но на какой-то заправке он увидел телефон-автомат. И подумал, что на родительской даче есть проводной телефон, пижонский такой антиквариат, с наборным диском и блестящими чашечками звонка. А вдруг на АТС тоже осталась старая аппаратура, не задетая цифровой заразой?

И правда, получилось. Ответила мать, спросила про здоровье и сразу передала трубку отцу. Он тоже реагировал быстро – только лишь Антон начал говорить, что заедет за ними, как услышал «Отбой!» и другой план: они с матерью никуда не поедут, на даче всё есть, а вам делать такой крюк опасно, гоните на юго-восток, только не суйтесь на кольцевую – и дальше отец чётко, по-военному перечислил дороги, по которым ещё можно проехать.

После этого каждый раз, когда по пути встречался телефон-автомат, Антон останавливал машину и набирал тот дачный номер. Но больше дозвониться не удавалось. А свихнувшийся Синет никогда не связывает родственников, сколько бы ты о них не думал.

(продолжение следует)
Tags: книги, футурология
Subscribe

  • интеллект, иммунитет и другие ИБ-изобретения

    В прошлой статье я рассказывал о косяках машинного обучения – и о том, что такая ситуация загоняет искусственный интеллект в развлекательные сферы,…

  • ковид и хакеры

    В четвёртом выпуске подкаста "Смени пароль" обсуждаем с Сашей Гостевым и Серёгой Головановым, как пандемия повлияла на кибер-преступность и…

  • книги, которые подрывают

    Все мои прошлые статьи на «Альтерлите» были ругательные, и я решил для разнообразия написать о хороших книгах. Хотя нет, так не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments