Тот ещё Шелли (lexa) wrote,
Тот ещё Шелли
lexa

Categories:

перколяция (3)

Говорят, решение любой глобальной проблемы начинается с локальных действий. Стикеры ещё такие были: Think globally, act locally. Звучит красиво, а всё равно чушь, думал Антон, спустившись с чердака.

Вот, кажется, всех задел этот катаклизм, когда свихнулся не только Синет, но и большинство компьютерных устройств по всему миру. Однако на локальном уровне у каждого свои заморочки. У кого-то затопленные канализацией дома, вставшие заводы и падающие самолёты. А у Мишки вон – первая любовь. А у тебя, смешно признаться, подушка. И трактор этот несчастный.

После разговора с сыном он планировал вернуться к ремонту. Но за окном уже стемнело, сажать аккумулятор не хотелось. Решил лечь пораньше, чтобы с рассветом сразу заняться. Тут его и подкараулила местная подушка, бесформенный мешок с соломой, от которого по утрам болит шея, будто всю ночь брёвна таскал. А как здорово спалось дома на умной подушке-трансформере, которая чутко реагирует на все твои движения и фазы сна – становится выше и жёстче, когда поворачиваешься на бок, или прохладно растекается под щекой, когда ложишься на живот... Эх, светлое прошлое!

Он перевернулся на спину, помотал головой туда-сюда, пытаясь настроить под себя этот сноп в наволочке. А может, и хорошо, что у каждого свои заморочки. Для некоторых всё-таки находится то, чего им не хватало. Асе вот повезло. Или она специально назвала, что попроще, когда они обсуждали, чего недостаёт в этой новой жизни. Только из вещей, конечно – по молчаливому согласию, они почти не говорили о потерянных людях, с того самого дня, как им удалось выехать из города. А из вещей того мира – хочется посмотреть смешное кино, сказала она.

Он удивился. Думал, она назовёт свою лабу в институте. Или научные архивы Синета. Или безбашенные проекты вроде «Посева», о котором он сначала узнал из новостей, и лишь потом от жены. Невозможно забыть, каким будничным тоном за утренним кофе она призналась ему, что тоже участвовала в подготовке этого «вопиющего акта космического экотерроризма». Вообще-то мы не планировали захватывать чужую станцию, говорила она, намазывая масло на круассан. Мы хотели открыто запустить собственный марсоход с микроорганизмами, в рамках официальной исследовательской программы – но этим бюрократам кто-то вбил в голову, что ничего живого нельзя заносить с Земли на другие планеты. А почему? Картошку из Америки в Европу привезли, так почему нельзя грибы и водоросли на Марс забросить? В общем, нам пришлось внедрить пару девочек в компанию Маска, ну и хакнули там кое-что, дальше ты видел в новостях.

Но в общине Ася ни о чём таком не вспоминала. А про её желание посмотреть кино Антон рассказал Леониду, когда тот спросил, когда у жены день рождения. Как человек, отвечающий за внешние покупки, Леонид отвечал и за подарки – и через месяц у Аси появился старинный видеомагнитофон, плюс целый ящик VHS-кассет с итальянскими и французскими лентами прошлого века. Правда, смотреть их можно было только в трапезной, где была розетка, отчего просмотры всегда получались коллективными. Но это только укрепило статус Аси в общине, и даже отец Алексий заходил, чтобы посмеяться над выходками Бельмондо и Челентано. А ты спи дальше на соломе, тракторист...

–Тош, ты тут?

Жена тихо вошла в спальню, но убедившись, что он не спит, тут же превратилась в хулиганистую Пеппи Длинныйчулок: подпрыгнула и плюхнулась на кровать рядом с ним.

–Обдумываю методы экстремальной педагогики, – пробурчал он.

–Да ладно, колись. Ты ничего Мишке не рассказал, да? Ни одной сектантской страшилки не разоблачил?

–Вообще-то именно ты предложила отдать его в вальдорфскую школу, где гаджеты запрещены, – парировал Антон. Но увидев, как гневно она поднялась на локтях, добавил: – ...И благодаря этому наш парень отлично сошёлся с местными детишками.

–Не путай мягкое с тёплым! В той школе никого не пугали демонами! Чего ты лыбишься?

–Да про «тёплое и мягкое»... Ты как раз такими словами мне доказывала, что ребёнка нужно держать подальше от всякой виртуальности. Потому что базовые когнитивные категории формируются на основе мультимодальных сенсорных впечатлений детства, это даже в языке остаётся: «жёсткие переговоры», «тёплая встреча». А если взаимодействие с реальным миром ограничено... Помнишь, мы ещё спорили, будет ли человек способен на «крепкую дружбу», если у него в жизни не было настоящей оборванной верёвки, а были только виртуальные суррогаты опыта, вроде игровых приставок да сериалов.

–И при чём тут демоны?

–Тоже базовая категория. Маркирует как раз те случаи, когда чувственный опыт даёт сбой. Ну вот как ты пыталась объяснить Мишке в четыре года, что нужно делать, если радионяня маминым голосом попросит открыть входную дверь. Сказочка про Волка и Козлят помогла, да? Но когда эти фальшивки полезли из каждой говорящей табуретки, мы даже названия нормального не придумали. «Deep fake», «социальная инженерия», «вредоносный искин на основе ваших персональных данных»... А тут всё просто – демоны.

–Так-так. Тоша у нас сегодня работает адвокатом батюшки. А то, что религиозные маньяки грохнули Синет, это нормально?

–Во-первых, никто не знает, что там случилось. А во-вторых, дорогой кандидат бионаук, я сейчас скажу тебе волшебное слово – ингибитор.

–Ого! Решил побить оппонента его же оружием! И что же сие заклинание означает?

–Тормоза. То, что давала религия. Когда человеку нужно было успокоиться, прийти в себя, он шёл и молился. Называй это «медитацией», как угодно. Главное, существовал механизм для настройки психики. Но он был сломан цифровыми сетями. Люди искали другие тормоза: психотерапия, туризм, всякие хобби. Но всё разбивалось о тотальный невроз, который создаётся тотальной связью. В любой момент у тебя в ухе зазвенит, забулькает обновлениями, и мозг опять погружается в неуверенность, в чужие страхи, в постоянные сравнения и вечный «поиск лучшего». Психика всё время в стрессе! Очевидно, маятник должен был качнуться в другую сторону. Так что даже если Синет поломали ребята вроде нашего отца Алексия, у них был серьёзный повод...

Он остановился в смущении, заметив, как она его разглядывает. С ироничным прищуром, но всё-таки с интересом. Да, он давно не говорил так живо! А ведь когда-то зацепил её именно этим. И её взгляд сейчас – точно оттуда, из первого года их жизни вместе, когда они болтали обо всём на свете, просто ради спора выдумывая всякие завиральные теории.

–Красиво загнул. – Она протянула руку и взлохматила ему волосы. – Ингибиторы и вправду нужны. Но последний пример неудачный. Местное сарафанное радио доносит, что у батюшки тоже есть своя тарелочка с яблочком. Говорят даже, будто его небесное братство трижды распадалось и трижды восстанавливалось. Но в конце концов и этот горшочек перестал варить. Как у всех.

Она положила голову на соломенную подушку. Он знал, о чём она думает. «Как у всех». Её последняя группа продержалась два месяца. Знатоки агротехнологий, они быстро сошлись на идее собственного поселения и не тратились на пустые разговоры, которые всё чаще возникают в новых сетевых кластерах, когда люди знают, что связь может прерваться в любой момент и навсегда. Раньше-то все рассчитывали на продолжение: с каждым днём рассказываем о себе чуть больше, строим репутацию и доверие, и лишь потом – совместные действия. Хотя даже нормальная связь тут не гарантия, есть ещё куча преград, от государственных границ до личной стыдливости. А уж если и связь рвётся непредсказуемо – какие тут общие планы? Остаётся только воспринимать эти временные контакты как развлекуху безо всякого будущего.

Но в последней группе Аси собрались люди, которые верили в общее дело, даже под угрозой распада кластера. И оттого перенести распад было ещё тяжелей. Начав с обмена огородными советами, они за два месяца создали сетевой аналог местной общины, но без религиозного бреда, и уже почти договорились о месте будущего поселения, где-то под Новосибирском – хотя это было непросто без привычных электронных карт и новостей о том, что вообще происходит в том регионе. Когда Ася вернулась из теплицы и обнаружила, что её планшет больше не отвечает, она плакала до самого утра.

После этого Антон и начал своё исследование, занося в блокнот параметры всех известных ему случаев возникновения и распада сетевых кластеров. Сначала просто хотел помочь Асе, но вскоре понял: такой разминки мозга не хватало ему самому. Он ведь и раньше этим спасался, поисками невидимого порядка. И даже смешил этим студенток Вышки, когда на лекциях спрашивали, что привело его в профессию: «Если в детстве вы много гуляли по городским помойкам, высматривая что-нибудь необычное в кучах мусора, из вас точно получится биржевой аналитик».

Так он высматривал и теперь, искал не замеченные никем закономерности. И с ростом таблицы крепла уверенность – разрывы связи неслучайны. Пару раз даже казалось, что виден общий паттерн, но опыт брокера не давал обмануться: пока это лишь сомнительные корреляции, слишком маленькая выборка. Вот и история с Мишкой – наглядный контрпример. Кластеры из двух человек обычно существуют дольше, чем большая группа. Так было во всех известных ему случаях... до сего дня.

–Слушай, Аська! А твоё сарафанное радио может уточнить, что за группа был у батюшки? Сколько народу, откуда? Насчёт тройного восстановления – явная брехня. Скорее всего, отец Алексий сам прихвастнул.

–Ой, что это мы слышим, господа присяжные? – Ася подняла голову, и он увидел, как во тьме блеснули её зубы. – Адвокат батюшки превратился в обвинителя! Да, таким ты мне больше нравишься. Ладно, побуду твоим шпионом ради науки. Только учти, батюшка у них – настоящая звезда рок-н-ролла. Местные кумушки сами готовы про него сочинять небылицы. Поэтому за точность данных не ручаюсь. Знал бы ты, как они перевирают его проповедь о непристойных позах! При каждом пересказе две-три новые позы появляются, да такие затейливые...

Она перевернулась на бок и вильнула бёдрами так, что вся аналитика тут же вылетела у него из головы.

# # #

Обычно он засыпал первым, но этот день продолжал разбивать шаблоны. Ася уже посапывала у него на плече, а он всё смотрел в бревенчатый потолок, размышляя о сказках и прочей как-бы-полезной неправде.

Торговые кластеры росли и лопались быстрее других. В них тоже хватало хаоса, но в целом они были примитивны: спрос и предложение как основа для связи, нужно лишь успеть до разрыва обменяться физическими контактами с подходящим партнером. В этой динамике новых рынков немного разбирался Леонид, он же открыл Антону ценный побочный эффект: через спонтанные торговые кластеры распространяются новости. Специфические, конечно – о том, что и где покупают. Но из этих новостей можно вывести и другие.

Именно так Антон узнал то, чего не могла узнать Ася через свой потухший планшет, который она повесила между тремя гвоздями над умывальником, и каждое утро расчёсывалась перед ним, приговаривая «Мрак мой зеркальце, скажи!». Но чёрное стекло не могло поведать ей, что её последняя группа не распалась, что они всё-таки успели передать адрес места встречи тем, кто был на связи перед самым разрывом. И они действительно съехались. И судя по идущим оттуда закупкам, теперь они выращивают там какой-то невероятный город-сад, город-лес, город будущего.

А он до сих пор не решил, сказать ей об этом или нет.


(продолжение следует)
Tags: книги, наука, футурология, хайтек
Subscribe

  • глаз дельфина

    После возращения полуострова в Россию парк военного санатория "Крым" в Партените охраняется гораздо сильней. Теперь туда вообще не пускают…

  • перколяция (6)

    Дрожащий луч фонарика выхватил из темноты широкую столешницу верстака, потом токарный станок, и пробежав по полу мастерской, остановился на дверце…

  • пустые щи

    Варил на днях щи. Классические такие, по батиному рецепту, с квашеной капустой и костью. И вспомнил, чего я давно не ел: щей из крапивы. Обычно как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • глаз дельфина

    После возращения полуострова в Россию парк военного санатория "Крым" в Партените охраняется гораздо сильней. Теперь туда вообще не пускают…

  • перколяция (6)

    Дрожащий луч фонарика выхватил из темноты широкую столешницу верстака, потом токарный станок, и пробежав по полу мастерской, остановился на дверце…

  • пустые щи

    Варил на днях щи. Классические такие, по батиному рецепту, с квашеной капустой и костью. И вспомнил, чего я давно не ел: щей из крапивы. Обычно как…