Тот ещё Шелли (lexa) wrote,
Тот ещё Шелли
lexa

Categories:

прививки и неандертальцы

Вижу, граждан стали массово заманивать на вакцинацию от короны, под лозунгом "первая доза бесплатно". Всякие известные личности описывают в блогах свою героическую прививку без последствий. А поскольку прививка - двойная, то стихи Михалкова про "добавочный укол" приобрели особый смысл.

Москвичам особенно повезло: их уже полгода зомбируют безостановочной рекламой в общественном транспорте, где говорится, что "только вакцинация защитит вас от гриппа". Это конечно враньё. Но что ещё интересней - а при чём тут грипп? Коронавирусных ежедневно подсчитывают - а где цифры пострадавших от гриппа? У нас эпидемия или просто весёлая тусовка со шприцами?

Понятно, что цифры портят рекламный пафос. Вон, в ноябре Собянин проговорился: "У нас около 50% населения уже имеют иммунный ответ, Т-клеточный иммунитет, антитела. Большое исследование говорит о том, что теоретически процентов 50 населения Москвы уже защищены от коронавируса". Это ровно то, что прогнозировалось летом, вместе с очевидным вопросом - зачем тогда прививка?

Вопрос вообще очень старый. Сам я описал эту историю 10 лет назад в статье "Подозрительные лица". Статья была посвящена системам распознавания лиц, да и вообще любым системам безопасности "с точностью 99 процентов". Дьявол, конечно же, прячется в оставшихся процентах ошибок. Потому что если сама опасность - редкая, то ошибки системы безопасности могут нанести больше вреда, чем пользы.

А вот другое описание той же проблемы, уже ближе к нынешней ситуации:

"Есть тест на редкую болезнь (ну, или на какое-то другое редкое свойство). Характеристики: точность 99%, полнота - 99%. И ещё известно, что болезнь встречается очень редко: один раз на 10000. Примененный к некоему человеку этот тест дал позитивный ответ. Какова вероятность того, что человек действительно болен? Ответ: примерно 1 (один) процент".

И наконец, та же тема - в интервью профессора Нетёсова. Даже этот матёрый прививочник говорит про нынешнюю коронную вакцину вот что: "Но когда смертность — это доли процента, то, конечно, не дело иметь вакцину с такими побочными реакциями. Её надо дорабатывать".

Итого: про пользу и вред коронных вакцин мы пока не знаем практически ничего. Поэтому все ныне укалывающиеся должны понимать, что они не столько защищаются, сколько выполняют благородную роль подопытных мышек для будущих исследований. Кому интересно нырнуть в тему с цифрами - советую читать Евгения Пескина, он отслеживает наиболее важные исследования про ковид.

Ну а моё мнение вы уже знаете: мир спасёт только любовь. И чтоб два раза не вставать, перетащу сюда свой летний рассказ на эту тему. Кстати, футурология работает: первое исследование про ковид и гены неандертальцев вышло в октябре. Массовый иммунитет в Сибири обнаружился в декабре. А мой рассказ обо всём этом был опубликован ещё в августе:

ГОРОД НЕВЕСТ

Дом стоял на холме, и любого, кто направлялся к ферме, было видно издалека. Когда машина пересекла кукурузное поле и выехала на берег озера, сидевший на веранде темнокожий старик хотел было подняться, но закашлялся и вновь опустился в кресло. Зато рыжий пёс, спавший у ног хозяина, вскочил и зарычал.

–Оставь, Джим, это свои, – сказал старик.

Из дома вышла женщина и поставила перед стариком большую кружку с чаем. Он не притронулся к кружке, но залюбовался женой. Высокая и светловолосая, она была уже немолода, однако с годами расцвела какой-то особой, нездешней красотой.

–Ты так и не ответил мне, зачем позвал их, – заговорила она с легким укором в голосе. – Может, лучше было по видео? Ты сегодня так кашляешь, Билл...

–Именно поэтому я их позвал, дорогая. Они должны узнать то, о чём нельзя трепаться через долбаный Интернет.

Два смуглых парня в респираторах выбрались из джипа, поднялись на крыльцо и замерли в нерешительности. Они были очень похожи, разве что один покрупней, а другой в очках.

–Чего застыли? – гаркнул старик. – Снимайте намордники, жертвы пропаганды.

–Билл, перестань! – Его жена сделала пару шагов навстречу сыновьям, но тоже остановилась. – Если им безопаснее в масках...

–Чушь! У кого лучший анализ на Т-клеточный иммунитет во всём батальоне?

–Пап, это секретная инфа, – пробормотал старший из братьев. – Откуда ты...

Но младший уже двинулся вперед, срывая респиратор, и обнял мать. Потом взял за руку отца:

–Извини, пап. Ты прав, нам с Бобом нечего бояться. У меня анализ тоже отличный, просто привычка ко всем этим санитарным мерам... Даже забываешь про свою особенность, как про статистическую погрешность.

–Весь этот мир держится на особенностях, Майк, – заметил старик. – Неужели этому не учат в твоём медколледже?

–Так, мальчики, быстро мыть руки! – Мать подхватила сыновей под локти. – И помогите мне принести борщ, будем обедать на веранде.

За борщом никаких скользких тем не поднимали. Но когда тарелки были убраны, Билл настойчиво заговорил о пироге, который пора уже ставить в печь. Жена, улыбнувшись, согласилась, что пора, к тому же надо и чай заварить, а вы пока поговорите по душам, раз кое-кто стесняется мамочки.

–Покурить привезли? – спросил старик, едва она скрылась в доме.

–Нет, тебе не стоит... – начал Майк, но осёкся, увидев, как Боб протягивает отцу пачку и зажигалку.

–О, мои любимые! – Старик с удовольствием затянулся. – Вот теперь я могу поведать вам про то сумасшедшее лето, когда мы с вашей мамой...

–Пап, ты это рассказывал сто раз, – перебил младший сын. – Она была агентом ГРУ, но ты спас её от чеченской мафии, и она перешла на нашу сторону. Мы помним, да. Ты лучше про свой последний тест расскажи. У тебя “корона”, верно? Слушай, мой профессор разработал новый препарат. Экспериментальный, но шансы хорошие. Всяко лучше, чем тут сидеть и ничего не делать.

–Погоди, Майки! – Старший брат рубанул ладонью воздух. – Все эти ваши институтские теории без практики... Вот клиника Минобороны – другое дело. Наши ребята в последней заварушке отбили у китайцев такие вакцины, что твоим профессорам и не снилось. Я договорюсь, папу возьмут по моей страховке.

Старик в кресле издал какой-то булькающий звук. Сыновья подскочили, всматриваясь в лицо отца. Тот булькнул ещё раз – оказалось, он так смеётся. Потом он перевалился через подлокотник кресла и потрепал по голове своего пса.

–А вы в курсе, умники, что Джиму не делали ни одной прививки? Будь он породистый, давно бы сдох от чумки. Но он у нас дворняжка, неведомая помесь. А дворняжки живучие. Ты понял, Бобби, откуда я знаю про твои секретные анализы?

–Это очень грубо, папа, – сказал Майк.

–А я не понял... – Боб перевёл взгляд с отца на брата.

–Ладно, разжуём для сержантов. – Старик задрал вверх подбородок, словно передразнивая кого-то. – Сорок тысяч лет назад. Евразия. Неандертальцы против кроманьонцев. Кто побеждает?

–Кроманьонцы! – уверенно выпалил Боб. – Они лучше работали в коллективе. Нам полковник по тактике рассказывал.

–Ну, если полковник... Только у неандертальцев и кроманьонцев были враги пострашней. Давай, Майки, похвастай мозгами.

–Это вирусы. – Младший сын поправил очки. – Бобби, наш папа хочет сказать, что когда два вида людей скрещивались, их дети-гибриды становились более стойкими к вирусам. Он намекает, что у нас с тобой есть особые гены, оттого и иммунитет хороший.

–Ну ты даёшь, пап... – Боб помрачнел. – Уже двадцать лет прошло, как твою лабу закрыли за расистские идеи. А ты опять?

Старик молчал, прикрыв глаза. Как будто раздумывал, продолжать ли разговор. А может, он уже теряет сознание? Братья беспокойно переглянулись, но тут их отец глубоко вздохнул и продолжил:

–Гены неандертальцев – лишь один пример. Были и другие случаи спасительной гибридизации. Вы правы, мою лабу закрыли за такие исследования. Как раз тем летом, когда я встретил вашу маму. Но я позвал вас не для того, чтоб вы мне впаривали фуфломицины. Вы должны узнать о настоящем лекарстве. Мамин пирог допечётся через четверть часа, так что слушайте внимательно. Да, я уже рассказывал, как мы с ней познакомились. Но это враньё.

–Никаких спецслужб? – усмехнулся Боб. – Я подозревал. Слишком киношная история.

–Нет, кое-что было. Мы проводили скрытое исследование для ЦРУ. У них вместе с эпидемией началась паранойя про биологическое оружие, но доказательств не было, им требовалось больше данных. Особенно когда стало ясно, что карантины не работают. В городах с жёстким локдауном люди всё равно умирают в огромных количествах, а в какой-нибудь вольной трущобе третьего мира смертность гораздо ниже. Нам дали карт-бланш на изучение таких странностей. И когда после “первой волны” открыли границы, я за лето облетел полмира, от промозглой Швеции до вонючей Индии. Везде мы перепроверяли местную статистику, и параллельно с тестами на ковид собирали генетический материал. И нашли нечто удивительное. Один городок в Сибири, который не поддавался заразе. Заболевшие там были, но только приезжие. А у коренных жителей – практически стопроцентная устойчивость.

–Допустим, это правда, – сухо сказал Майк. – Допустим, у какого-то народа есть врождённый иммунитет. Выходит, закрытие границ только навредило? По-твоему, надо было сделать наоборот? Устроить всемирную оргию для распространения спасительных генов?

–Я не знаю, как надо было! Но знаю, какая паршивая демография сейчас у тех, кто сильнее всех изолировался. Зато побороли расизм, ага! Именно в то лето началась такая борьба, что мы даже не успели передать наши результаты заказчикам. В Лэнгли сменилось руководство, и нам объявили, что наша расистская лаборатория закрывается. Велели прекратить все исследования и вернуться домой. А я тогда сидел в том самом городке, в русской глубинке. Ну что ж, купил билеты, упаковал аппаратуру... И на целый день остался совершенно свободен. Вышел прогуляться и думаю: а может, мне самому использовать то, что мы обнаружили? Ведь передо мной – город, который не накроет ни вторая волна, ни третья. Ну, меня-то накроет, я не здешний. Но если я найду себе девушку в этом чудесном месте, шансы наших детей на выживание будут значительно выше.

–Ох, пап... – выдохнул Боб. – Я всё понял. Ты про нас думал уже тогда! Прости, что мы тебе...

–Ни хрена ты не понял! Это был самый адский день в моей жизни! Потому что ни одна девица в том городе не хотела общаться с черномазым.

Оба сына вздрогнули, словно их ударило невидимым хлыстом.

–Знаю, сейчас нельзя так говорить. Но это было именно так. Некоторые из них даже улыбались, но всё равно смотрели на меня как на мерзкое насекомое. Их нельзя винить, у них же там чёрных вообще нет, зато снег даже летом бывает... Я вернулся к отелю уже затемно. Собирался взять в баре пузырь вискаря и надраться как следует. И вдруг увидел её, прямо у входа в отель. И влюбился с первого взгляда. Терять мне было нечего, и я тут же сделал ей предложение. А она тут же согласилась. Сказала: “За двести долларов”. Просто она меня не так поняла. У неё тогда был плохой английский, ну и работа... не очень хорошая.

–А чеченская мафия? – спросил Майк. – Это была моя любимая часть в твоих сказках.

–Да, болталась там пара упырей. Не хотели отдавать ей паспорт, требовали какие-то “долги”. Вот тогда я и сказал нашим спецам из группы прикрытия, что Наташа – очень ценный агент, надо помочь. На следующий день с упырями произошёл несчастный случай на стройке. В общем, мне удалось вывезти вашу маму в Штаты как раз перед вторым закрытием границ. Но дома возникла проблема похуже. Мой соавтор по исследованию, доктор Тайсон, тоже вернулся в Америку. Приехал к нам гости, ну и начал клеиться к вашей маме. А когда я посоветовал ему отвалить, он пригрозил мне, что расскажет прессе и про наше исследование, и про мой личный “эксперимент по гибридизации”... Видите, вон там, у озера, лодочный сарай? Там с доктором Тайсоном произошёл несчастный случай на рыбалке.

Братья словно онемели, потрясённые услышанным. Ветер гонял рваные волны по кукурузному полю. Рыжий пёс встал и пошёл в дом.

–Джим знает, когда пирог готов, – сказал старик. – И поскольку это скорее всего будет мой последний пирог, то у меня, как у приговорённого, есть последнее желание. Хочу, чтобы иммунитет моих внуков был не хуже вашего. А для этого вы должны найти себе невест на другом конце света. Да, Майк, я видел твою Зару. Милая девушка, но её генетический профиль, увы... Я пришлю расчёты, ты поймёшь. Никаких вариантов с местными подругами. Только Сибирь. Вы должны полететь туда с матерью – у неё сестра в Иркутске, вас пустят по программе воссоединения семей. Но вам нужен не Иркутск, а тот самый городок, где ваша мать родилась. Только у неё не спрашивайте, она не любит старое ворошить. Просто запомните это название...

Он вытащил бумажный вкладыш из сигаретной пачки, написал одно слово и показал Бобу и Майку. Сыновья молча кивнули. Старик щёлкнул зажигалкой, полоска бумаги вспыхнула, пепельные хлопья взлетели к потолку. Лохматый Джим, шаркая когтями, вышел из кухни и улёгся посреди веранды. За ним шла хозяйка с пирогом.

Tags: медицина, нанополитика, наука, футурология
Subscribe

  • сороки

    Собирая календарные приметы для " Солнцеворота", обнаружил, что борьба с праздником весеннего равноденствия одинаково безуспешно шла как в…

  • Ерёма - сиди дома

    "Одними из основных источников информации о запретах для хэйанских аристократов были специальные календари (具注暦 гутю:рэки), с которыми нужно было…

  • В жаркой ночной тишине

    Впервые я услышал этот звук, когда мы с Чессом сидели на веранде и курили его CAMEL. Я только что объяснил Чессу, как сделать из CAMEL русское слово…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • сороки

    Собирая календарные приметы для " Солнцеворота", обнаружил, что борьба с праздником весеннего равноденствия одинаково безуспешно шла как в…

  • Ерёма - сиди дома

    "Одними из основных источников информации о запретах для хэйанских аристократов были специальные календари (具注暦 гутю:рэки), с которыми нужно было…

  • В жаркой ночной тишине

    Впервые я услышал этот звук, когда мы с Чессом сидели на веранде и курили его CAMEL. Я только что объяснил Чессу, как сделать из CAMEL русское слово…