Тот ещё Шелли (lexa) wrote,
Тот ещё Шелли
lexa

Category:

новости токсобабизма

Недавно я тут рассказывал, как токсичный бабизм побеждает в кибер-безопасности. В других сферах наступление боевых женоботов началось ещё раньше, особенно показательно обабился Голливуд. Однако товарищи по палате спрашивают - как же отличить токсичный бабизм от бабизма обычного, съедобного и местами даже лекарственного?

Этот тонкий вопрос разъясним на примере русской литературы. Не секрет, что страна у нас вообще очень женская. Поэтому женских персонажей в нашей литературе всегда было множество. И в переводах тоже. И это, товарищи, было совсем не токсично. Когда я учился в восьмом классе, рыжая соседка по парте дала мне почитать "Анжелику". На фоне унылой школьной литературы "Анжелика" шла на ура.

И даже новые жанры, созданные в последнее время женописателями - и слезливые псевдоисторические романы Улицкой-Яхиной, и романтическое фэнтези Елены Звёздной - даже это не особо токсично. Это вроде осенних капустных посиделок на Руси, где женщины обменивались слухами да байками о тяготах своей женской доли. Этот стон у них песней зовётся. Знакомо со времён плача Ярославны.

Но совсем другое дело, когда о женских страданиях начинают сочинять мужчины. Причём не разок-другой среди прочих героев, как Толстой про Каренину. Нет, мы говорим о появлении особого типа вагинострадальца, который принципиально отказывается от иглы мужского одобрения и работает лицом сразу за троих. У него все главные герои - женские:

"Литературный критик Галина Юзефович рассказывает о романе писателя, эссеиста и переводчика Алексея Поляринова «Риф». В нем переплетаются сюжетные линии трех героинь: первая живет в заполярном городе и узнает тяжелую правду о прошлом этого места, вторая оказывается в болезненных отношениях с профессором, исследующим Микронезию, третья понимает, что ее мать попадает в подмосковную секту. Рассказываем, почему этот многослойный роман, несмотря на свою сухость, все равно может стать для читателя увлекательным и по-хорошему комфортным опытом". (Медуза).

Большое спасибо "Медузе" за такую чёткую навигацию, когда после одного абзаца аннотации становится ясно: типичный токсобабизм, употреблять не стоит. Однако в этой аннотации не хватает одного слова. Смотрите: герои-женщины есть, инвалиды тоже есть ("болезненные отношения")... Вы уже угадали, чего не хватает? Особенно с учётом заполярного города и фамилии писателя Поляринова - всё слишком белое. Так нельзя в современной рукопожатой литературе. Где-то в романе обязательно должен быть негр или представитель другой очень угнетённой народности. И он должен быть ключевой фигурой, а не просто случайным пятном в заснеженной супрематической пустыне.

Поэтому я кликнул по ссылке и прочёл полный текст рецензии. Да, навигатор Галина Юзефович не подкачала. Она сказала это слово, всего из двух букв: одну из главных героинь зовут Ли. То есть заполярный вагинострадалец вжился не только в противоположный пол (трижды). Он ещё проникся чувствами азиатки, которую мучает злобный русский учёный. Иными словами, автор романа "Риф" отработал голливудскую методичку по всем пунктам. Два Оскара этому господину! И баночку китайского бальзама на сдачу.

Tags: женщины, книги
Subscribe

  • перколяция (1)

    (В последнее время я много ругал чужие книжки и фильмы, а своих новых текстов давно не показывал. Ну что ж, устроим просмотр мини-сериала, который…

  • пояснительная записка

    Решил я тут посмотреть, а что за текст начитал Глуховский в "Тотальном диктанте". Посмотрел. Нихрена не понял. Там по сюжету тётка рассказывает про…

  • как вылупить классика из современника

    Много лет назад в школе я задал провокационный вопрос нашей учительнице по литературе. Почему, спросил я, мы изучаем эту скучную классику, а не более…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments