Тот ещё Шелли (lexa) wrote,
Тот ещё Шелли
lexa

Category:

блинчики (5)

предыдущие фрагменты: (1), (2), (3), (4)


Рыба не клевала совсем. А небо цвета испорченного кефира нависло над озером так низко, что казалось, вот-вот прольётся – но не проливалось. Егор смотал удочку и крикнул Кларе, что пора слезать с дерева и идти на обед.

После ночных посиделок он плохо спал, провалившись в один из тех тяжелых утренних снов, которые напоминают работу. Перед мысленным взором проплывали какие-то рукописные документы, и монотонный голос читал их вслух, причём получалось так, что Егор сам же придумывает эти тексты, и подправляет их на ходу, и снова слушает, как голос произносит эту бессмыслицу. Он надеялся, что рыбалка подправит настроение, но получилось не очень. Дочь тоже была не в духе – во время ночных сборов потерялась маленькая чёрная куколка, и даже версия о том, что её взял поиграть Тоторо, не утешала.

Пока они шли к хозяйскому дому, налетел ветер, и они остановилась посмотреть, как он крутит над озером немое кино листопада: резкий порыв хватает пламенную листву ближайшего клёна, и какое-то время листья летят дружной стаей, почти в том же порядке, как висели на ветках, будто это само дерево полетело… Но потом листья уносятся прочь, а дерево так и остаётся на месте, голое и унылое.

Прямо как мы сегодня, подумал Егор. Бывает soul delay, когда прилетаешь на другой конец света, а душа ещё не долетела, и весь день ходишь опустошённый. А тут наоборот – душа как будто уже уехала, а ты остался.

На обеде немного развеялись, Кларе очень понравилась печёная тыква. Скоро Хеловин, можно повесить тыквенные фонари прямо на дерево Тоторо! Егор поддержал этот план, однако намекнул, что до Хеловина они могут съездить ещё кое-куда.

Ближе к вечеру позвонил Борис. Егор снова сидел с удочкой у озера, пытаясь переиграть неклёвую погоду. Отвечать на звонок не хотелось. Но с другой стороны, если душа уехала, надо всё-таки догонять...

Борис сообщил, что нашёл специалиста. Правда, есть нюанс: это женщина. А может, так даже лучше. Клара ведь должна была пойти в этом году в школу? Вот и будет у неё вместо школы гувернантка. Не отстанет по программе.

Егор усмехнулся. «По программе». Ещё один пунктик, на котором они с Ольгой скандалили. Она собиралась отправить Клару в навороченную гимназию для девочек, а Егору эта идея не нравилась, он предпочитал домашнее обучение. Ну, теперь будет третий вариант – обучение мобильное. Ладно, попробуем.

– Кстати, не стоит путешествовать с вашим паспортом, – добавил Борис, получив согласие Егора на гувернантку-невролога.

– Предлагаете поддельный?

– Зачем же. Есть более аккуратные варианты. Среди нескольких тысяч моих сотрудников вполне можно найти человека с вашим лицом... И даже с дочкой, чтобы у Клары было запасное свидетельство о рождении. Просто на время воспользуетесь их документами.

Вечером перед сном он рассматривал своё лицо в зеркале и представлял, что делает сейчас его двойник где-нибудь в Тюмени. Как известно, между похожими людьми существует квантовая связность. Значит, двойник в этот момент скорее всего тоже смотрит в зеркало. И тоже думает, что только теперь, после тридцати пяти, лицо в зеркале стало таким, как он всегда хотел – с такой вот мужественной бородой. Впрочем, для такого сходства мыслей не нужна телепатия, этот древний признак авторитета и в Африке работает. Этологи уже проверяли: если старого лохматого павиана обрить, молодые перестают его слушаться.

И скорее всего, у того парня в Тюмени борода используется по назначению, для защиты от холода. А твоя больше напоминает шутку Ольги: «Борода мужчины – его пищевой дневник». Может, побриться?

Хотя нет, не стоит. У твоей бороды есть другая ценная функция. Лицемеркам трудней тебя вычислить, особенно с такой зебровой раскраской «под седину». Правда, есть ещё живые менты, они любят останавливать людей с лишними зарослями на лице. Точнее, раньше любили. Сейчас-то модно косить под лесорубов. И у полиции наверняка уже не те установки, что пятнадцать лет назад.

Когда Егор только поступил в универ, его частенько останавливали в Москве для проверки регистрации. После каждого инцидента он прикидывал, что сработало на этот раз: длинные волосы, небрежная одежда, красные глаза, слишком большой рюкзак? А потом проверки вдруг прекратились. Наверное, просто стал лучше следить за собой. Или... да, был ещё один важный фактор.

Его никогда не останавливали с Ольгой. Даже когда он вошёл в метро сильно пьяный, и покачиваясь, собирался подраться с турникетом. Полицейский уже сделал несколько шагов в его сторону, но подлетевшая сзади Ольга воскликнула «Мы же опаздываем!» – и так улыбнулась, что полицейский словно врезался в стеклянную стену. Работал бы этот бедолага в охране китайского императора, наверняка знал бы, как защищаться от боевых феромонов лисиц-оборотней. Но в московской полиции такому не учат.

Он набрал в ладони ледяной воды и плеснул себе в лицо. Невролог женского рода. Да, пожалуй, так даже лучше. С «гувернанткой» ты будешь выглядеть не так подозрительно, как с ещё одним бородатым «этнографом».

# # #

Клара обожала Cпасан. С той самой первой поездки, когда папа устроил Квакуацию. Ей было тогда четыре года. Лето выдалось очень жарким, весь город затянуло вонючим серым дымом. Мама ругалась и говорила, что давно надо было уехать в Индию. А папа говорил – ничего страшного, такое случается от пожара в лесу, раньше тоже бывало, скоро пройдёт.

Но через три дня дым стал ещё гуще, Клара кашляла и плохо себя чувствовала. Тогда папа вернулся с работы пораньше, прямо в середине дня, и объявил Квакуацию. Мама обрадовалась и стала бросать вещи в рюкзак. Клара тоже стала бросать, но ей запретили. Потом они втроём побежали и прыгнули в такси, а из такси побежали и прыгнули в Спасан.

Клара сразу поняла, что это космический корабль, который всех спасает. Двери там открывались сами собой, и воздух был совсем другой – чистый и прохладный. А когда корабль стал взлетать, к Кларе подошла девушка в форме как у полиции, и спросила, будет ли она блинчики.

Раньше Клара уже видела полицейских, они ругали и штрафовали маму за неправильные повороты машины или быструю скорость. Но чтобы полицейские были девушки, да ещё с блинчиками! Это точно космический корабль с другой планеты.

Пока она ела те самые блинчики, мерзкий туман за окном продолжал гнаться за Спасаном – наверное, целых сто часов. А потом они оказалась в другом городе, где не было никакого дыма, улицы были прямые и чистые, и много красивых домов, и самое вкусное мороженое.

И хотя дача на озере с собакой и овечками очень нравилась Кларе, она всё равно обрадовалась, когда папа сказал, что они снова поедут на Спасане. Она сразу спросила, поедет ли с ними мама.

Нет, мама ещё занимается своей йогой в Индии, грустно сказал папа. Но зато, зато! У тебя будет новая няня.

Клара, конечно же, стала выспрашивать, какая из себя эта няня и как вообще папа её выбрал – она ведь знала, что прошлую няню мама долго “тестировала”, даже ставила скрытую камеру. Но папа сказал, что про новую няню он сам ещё ничего не знает, мы пока только познакомимся, а там уже посмотрим – если не понравится, поищем другую.

Когда они вошли в вагон и нашли свои места, няня уже сидела там у окна с бумажным стаканом и трубочкой. Клара сразу догадалась, что это она. Хотя она была совсем не такая, как прошлая няня. Та была старая и всё время учила Клару себя вести. А эта – молодая, с длинными чёрными волосами в хвостике. И лицо восточное, уголки глаз тянутся вверх, как будто от удивления. Посмотрев на Клару, она специально сделала глаза ещё больше и с громким шумом втянула в себя всю воду через трубочку. Клара засмеялась.

– Привет, – сказала няня. – Не знаешь, здесь дают какую-нибудь еду?
– Блинчики, – сказала Клара. – Их привозят в железной тумбочке.
– Я бы съела целую тумбочку, – сказала няня. – Садись, будем вместе есть. Меня зовут Рима.

Клара тоже хотела сказать, как её зовут. Но тут вспомнила, что папа придумал на этот поход такую классную игру, как будто они – индейцы, которые скрывают свои настоящие имена. А если кто спросит, надо говорить специальные запасные имена: как будто папу зовут Мурат, а её саму зовут Дина.

Выходит, няне нельзя говорить настоящее имя? Но ведь няня тоже участвует в походе. Может, и она будет играть в индейцев? Клара решила пока не говорить никакого имени вообще. Надо у папы уточнить.

Потом она подумала, что няня похожа на уборщицу Гулю, которая была в больнице. И спросила:

– Ты узбечка?
– Нет, а ты?
– Я москвачка! – громко сказала Клара, и люди, сидевшие через проход, засмеялись.
– Ну, тогда я казачка! – сказала няня, и соседи опять засмеялись.

Только папа упорно делал вид, что ничего не слышит. Он молча закинул рюкзак на полку, сел напротив няни и уткнулся в мобильник. Няня посмотрела на него и сказала, что в поезде жарковато – может, окно открыть? А Клара сказала, что от сквозняков бывает простуда, так учила бабушка.

Няня усмехнулась и стала объяснять, что сквозняк никакой простуды не делает, а делают её бактерии и вирусы. Даже вытащила блокнот и нарисовала парочку вирусов, а потом предложила Кларе нарисовать ещё, как будто вирусы быстро размножаются у кого-то в носу. Клара видела, что папа краем глаза подглядывает за этими играми.

Потом он не выдержал и начал умничать, как обычно. Он сказал, что вирусы насморка живут в носу у человека всю жизнь. И во время простуды человек обычно не «подхватывает» ничего нового. Просто носовые вирусы от холода активизируются – им кажется, что пора перебираться к другому, более тёплому хозяину. Поэтому бабушка права, сквозняк может вызывать простуду. Ну или по крайней мере «играет роль»: если говорить точно, причин простуды несколько, и мы даже не знаем все...

Клара спросила, как это может быть. Ведь на вокзале она видела рекламу средства от насморка. Они что, тоже не знают? Как же они тогда делают лекарство?

Няня поставила локти на стол, подпёрла подбородок ладонями и стала с улыбкой ждать, что ответит папа. Но он как будто опять её не заметил. Он глядел в окно. Поезд медленно полз мимо маленькой станции, в утренних сумерках виднелся только один двухэтажный домик. Наверное, магазин. Над входом висела гирлянда из разноцветных лампочек.

– Вот смотри… Дина, – сказал папа. – Видишь гирлянду? Она простенькая, все лампочки на одном проводке висят, друг за дружкой. А теперь представь гирлянду повеселее. Как сетка, где каждая лампочка соединена с кучей других. И законы зажигания лампочек тоже разные хитрые. Например, чтобы одну лампочку зажечь, нужно, чтобы три других вокруг неё загорелись. Или десять других. Так работает наш сложный мир. И очень похоже работает эмпирический мозг нашей бабушки. Он получает сигналы от разных органов чувств и запоминает те комбинации событий, в которых есть какие-то совпадения. И говорит, что насморк как-то связан со сквозняком, мокрыми ногами и чёрными кошками.

– Только чёрными? – уточнила Клара.

– Не знаю, кстати. Наверняка есть исследования, какие породы кошек самые аллергенные. Но мы сейчас говорим только о том, что заметила бабушка. Это тоже немало: чтобы увидеть связь насморка со сквозняком и кошкой, надо быть очень наблюдательным. Поэтому люди обычно не видят всю сеть связей. Или не хотят видеть. Представь, что одна девочка пришла в магазин и просит купить ей крутую гирлянду из множества лампочек, которые зажигаются от множества других лампочек по хитрым законам. А няня той девочке говорит: да ну, зачем нам такая путаная сетка! Давай лучше купим простую гирлянду, в которой за первой лампочкой зажигается вторая, а за ней третья, и так далее. Вот так работает простая логика, которую тебе показывают в рекламе. Из А следует Б, а из Б следует С. Лекарство побеждает вирус, который устроил насморк. На самом же деле, ничего оно не побеждает, а к насморку ещё и астма добавляется.

– Как же насморк вылечить? – спросила Клара, которая поняла только, что рекламе верить не надо. Но это она и так знала.

Папа задумался. Наверное, он сам запутался с лампочками. Тут Клара увидела, что няня взяла карандаш и стала пририсовывать всем вирусам длинные уши.

– Вот смотри, Дина, – сказала няня смешным басом, изображая папу. – Видишь зайцев? Мы притянем их за уши в эту историю точно так же, как твой папа притянул гирлянду. Теперь представь, что разные зайцы – это разные причины насморка. Нам надо их всех поймать. Но как известно, если за двумя погонишься...

– Ни одного не поймаешь! – воскликнула Клара.

– Точно. Поэтому не надо за зайцами гоняться. Надо ловить и приручать волка. А он тебе всех зайцев переловит. Нарисуешь?

Клара взяла карандаш и стала рисовать волчью пасть. Она так и не поняла, как волк вылечивает насморк. Однако заметила, что папа ухмыляется такой ухмылкой, как бывает, когда он доволен. Значит, Рима – подходящая няня. А самой Кларе она сразу понравилась.

– Давайте уже закажем тумбочку блинчиков! – сказала Клара и подрисовала волку ещё несколько отличных зубов.


(Итак, что дальше? Ваши версии? Может, love story? Или пора двигать к северным сияниям?)

Tags: книги, психогеография, футурология, хайтек
Subscribe

  • осеннее солнце

    Спасибо всем, кто прислал мне опечатки, найденные в хайку-календаре " Солнцеворот"! По ссылке - уже исправленная версия на "Амазоне". Ну а фотка…

  • день огня

    Удивительная дата в христианском месяцеслове: день памяти двух никомидийских мучениц. Одну звали Василиса, а мучили её тем, что посадили в…

  • янтарный трип

    Когда спрашиваешь знакомых, что посмотреть в Калининградской области, в первую очень называют Куршскую косу. По правде говоря, делать там особо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments