Тот ещё Шелли (lexa) wrote,
Тот ещё Шелли
lexa

Category:

говорящая сорока

Видимо, из-за просмотра сериала Андрея Лошака про Рунет я попал в какую-то особо либеральную зону рекомендаций на Youtube, и мне показали трейлер документального фильма про писателя Владимира Сорокина. Трейлер был в целом бессмысленный. Но меня поразила финальная фраза. Я даже специально промотал обратно. Там было написано:

"Первый фильм о самом значительном русском писателе современности"

Кто имел дело с рекламой и маркетингом, тот поймёт, что перед нами - ничем не обоснованное оценочное суждение с прилагательным в превосходной степени. Что, вообще говоря, запрещено в рекламе: вы нигде не увидите ролика со словами "Самое лучшее пиво", как минимум будет добавлено "пожалуй". И даже внутренняя политика многих компаний запрещает превосходные оценки в идущих наружу материалах; за этим особо следят юридические отделы (не из моральных соображений, конечно, а чтобы не нарваться на вышеупомянутый запрет, что будет означать лишние издержки).

И вдруг ты видишь такой простой, прямо дуболомный вариант недобросовестной рекламы. А это, конечно, раздражает. Но что ты можешь этому противопоставить? Да пожалуй, только собственное оценочное суждение:

Сорокин - это говно.

Ну и сразу два пояснения. Во-первых, я не имею в виду скандальную тематику его книжек. Хотя эта тематика могла бы удивить советских граждан, которым запрещали читать даже унылую "Эммануэль". Именно так удивил набожных американцев Набоков: будучи обижен отсутствием читателей в солнечном Пиндостане, он расчётливо вытащил из тамошней криминальной хроники самую резонансную новость - про педофила, и с криком "Как тебе такое, Илон Маск?!" написал на основе этой грязной истории свою запрещённую "Лолиту".

Но как верно отмечает армянское радио, мы любим Набокова не только за это. Особенно теперь, когда порнухи вокруг - по самые гланды. Так и с Сорокиным - дело вообще не в этом. А в том, что Сорокин говно как писатель. Он глубоко вторичен и никогда, ни одним своим текстом не поднимался на уровень, где обитают оригинальные книжки со своим собственным языком и опытом.

И второе: почему же так много граждан употребляют и нахваливают Сорокина? На это ответил сам Сорокин в романе "Норма". Причём ответил не только про своё творчество или про советскую идеологию. Он там описал общий механизм употребления говна.

Эту общность я заметил очень смешным путём. Я впервые увидел "Норму" только в конце 90-х, а не в советское время. И когда я её стал читать, то сразу представил себе Сорокина как эдакого старого коммуниста, который издевается над пришедшей к нам западной "свободой". Ведь эта "свобода" выразилась в том, что теперь ни один фильм по телеку нельзя досмотреть без рекламных пауз, ни одну статью нельзя прочесть, не зацепившись взглядом за рекламное говно на той же странице. Это именно та "норма", которую все окружающие вынуждены теперь ежедневно кушать - на билбордах вдоль дорог, в радиопередачах, даже в собственных почтовых ящиках. И пародист-коммунист Сорокин просто поиздевался над рекламой в своём фельетонном романе "Норма", подумал тогда я. Потом я конечно узнал, что он имел в виду советскую пропаганду. Но большая ли разница?

И когда рассеяне вдруг называют Сорокина самым значительным русским писателем, я вижу здесь точно такую же привычку к поеданию "нормы". Ну или назовите это "стокгольмский синдром", если так понятнее. Факт в том, что мозги нескольких поколений рассеян плотно напичканы "великой русской литературой". Они на этом книжном языке ругаются, на нём признаются в любви, на нём даже бредят в перепое (реально, я не раз видел на улице пьяных, из которых вместе со рвотой вдруг начинают хлестать какие-то школьные стишки).

И не надо много ума, чтобы научиться эксплуатировать эту уязвимость русского человека. Для взлома надо лишь научиться имитировать этот самый язык классики - как скворцы-майны в Таиланде имитируют звуки мотоциклов и крики торговцев - а дальше можно говорить на этом языке что угодно, поскольку мозговая прошивка пациента будет уже взломана знакомыми с детства звуками.

Сорокин здесь отличился только тем, что в огромной армии говорящих скворцов-пересмешников, всех этих акуниных, шишкиных, водолазкиных, всех этих пожирателей старинных текстов и продавцов своей литературной рвоты - среди них Сорокин оказался одним из первых, и он дольше других плодил свои пародии. Повторенье - мать внушенья.

Но скворец-майна не становится человеком, даже если он двадцать лет имитирует крики людей на базаре. А если вы этого не отличаете - ну, поздравляю, завтра у вас самыми значительными русскими писателями станут два неутомимых механических скворца - Сири и Алиса.



Tags: книги, нанополитика, психогеография
Subscribe

  • перколяция (6)

    Дрожащий луч фонарика выхватил из темноты широкую столешницу верстака, потом токарный станок, и пробежав по полу мастерской, остановился на дверце…

  • перколяция (5)

    Ли утверждал, что их стали внедрять в начале нулевых. Технологий таких было несколько, самые известные – Intel ME и AMD PSP. На картинках, что…

  • перколяция (4)

    –Доброе утро, Антон Михалыч. Извини, дело срочное. У тебя трактор на ходу? Он нехотя вышел на стылый двор, ещё толком не проснувшись, но острый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • перколяция (6)

    Дрожащий луч фонарика выхватил из темноты широкую столешницу верстака, потом токарный станок, и пробежав по полу мастерской, остановился на дверце…

  • перколяция (5)

    Ли утверждал, что их стали внедрять в начале нулевых. Технологий таких было несколько, самые известные – Intel ME и AMD PSP. На картинках, что…

  • перколяция (4)

    –Доброе утро, Антон Михалыч. Извини, дело срочное. У тебя трактор на ходу? Он нехотя вышел на стылый двор, ещё толком не проснувшись, но острый…