January 20th, 2021

В жаркой ночной тишине

Впервые я услышал этот звук, когда мы с Чессом сидели на веранде и курили его CAMEL. Я только что объяснил Чессу, как сделать из CAMEL русское слово САМЕЦ. Потом разговор завертелся вокруг японской поэзии и местных цикад: мне нужно было сочинить хайку для конкурса, и Чесc предлагал написать про насекомых, разоравшихся вокруг.

- Да разве это цикады? - говорил я. - Скорее, кузнечики.

- Кузнечики не поют, - возражал Чесс.

- В России все поют, кузнечики тоже, - выдвигал я свой козырной аргумент.

- Ну, не знаю... Но на цикад и вправду не похоже. У них на тон выше.

Тоже мне, энтомолог, подумал я. На прошлой неделе я принес большого зелёного богомола - раньше только на картинках видел, а тут живой, прямо на тротуаре сидит в центре кампуса, как его только не раздавили! Я поймал его, посадил на плечо и пошел домой. А там Чесс как раз закончил ванную мыть. Выходит навстречу с баллончиком какой-то химии и гордо рассказывает, что с муравьями покончено. Вдруг на полуслове замолкает и с криком "Jesus Christ!" роняет свой баллончик. А потом начинает гоняться за мной по дому, требуя "избавиться от этого таракана".

Если он так же хорошо и в цикадах разбирается... Но сказать об этом я не успел. Потому что со стороны ручья раздался другой звук, отрывистый и скрежещущий.

Collapse )