February 12th, 2020

2019

Жизнь после смерти - лучше и не придумаешь темы для финального поста в моём хит-параде любовной лирики. А дело было так. Спустя много лет неудачной эволюции (и миллионы потраченных впустую баксов) машинный разум YouTube в конце концов научился рекомендовать мне ролики как бы по вкусу. Большей частью всё равно мусор, но иногда попадает. И вот в конце октября 2019 года этот робот вдруг подбросил на экран новую песню Леонарда Коэна. То, что Коэн к тому моменту уже был три года как мёртв, меня не особо смутило. Ну мало ли, с кем не бывает? Песни писать могут и покойники. Особенно в век искусственного интеллекта.

Однако услышанный текст показался каким-то оборванным, что ли. Я пошёл искать концы, и понял, что у этого текста вообще нет "финального варианта". Видимо, сын автора, Адам Коэн, просто собрал папины черновики в одну кучу, по принципу "чтоб ничего не пропало". Но в полученной склейке черновиков пропала история, зато появились ненужные повторы, словно разные наброски одной и той же строфы. Поэтому мне пришлось сделать то, чего не может сделать ни искин, ни признак, ни их родственники. Отрезать лишнее.

# # #

Я не звал это искусством.
Просто пел о том, что знал.
Грыз, как тухлую капусту,
то "Завет", то "Капитал".
Ну и выдохся до срока,
но зажёг-то хорошо!
Расскажите же пророкам,
что случается с душой.

В поцелуях, как в тумане,
я упрямо шёл вперёд
там, где правда лишь в обмане,
там где правит женский род.
Не пришлось особо драться,
но остался шрам с паршой
от попыток разобраться
что случается с душой.

Торговал святым, как ломом.
Одевался, как крупье.
Жил с послушной киской дома
и с пантерой во дворе.
За решёткой мне встречались
те, кто далеко зашёл.
Но они не отвечали,
что случается с душой.

Я и влип, куда не надо.
Что с того, что знал расклад?
Вся она была засадой,
был засадой первый взгляд.
Вышла парочка красивой,
ни к чему нам Фотошоп.
Только сильно подкосило
то, что там стряслось с душой.

Вот и ангел вынул флейту,
дьявол вынул барабан.
Сердце бьётся, как уклейка.
Разум душит, как кайман.
Я разбил все окна в башне,
только света не нашёл.
Будто мне уже не важно,
что случается с душой.

Но попался мне бродяга -
раны с гноем, вонь тряпья.
Сразу видно: передряга
здесь похуже, чем моя.
Это не урок, не сказка.
"Мальчик, ты уже большой, -
бомж сказал мне. - Всё прекрасно,
что случается с душой".