June 5th, 2014

Блюз бродячих собак Павлова

В позапрошлом году написал холиварную статью "Мифы о музыке", где попытался разобраться, как возникает культ музыкального образования и особенно история о том, что музыка чего-то там развивает и облагораживает вообще. И был там такой наброс:

"Можно представить навязчивую мелодию как паразитный нейрокод, который запускает в мозгу зацикленный контур возбуждения. А значит, вся любовь к гармоничным звукам может оказаться чем-то вроде слюней собаки Павлова"

И вот, представьте, сегодня вижу в "Снобе" материал под названием "Музыка мозга в Башне Молчания". По ссылке обнаруживается рекламная статья про контору, которая переводит энцефалограммы в лечебную музыку. Это такое милое арт-шарлатанство, которое существует давно и в разных вариантах: в музыку сейчас переводят что угодно, от ДНК до личного интернет-трафика (помните, как лечебно свиристели старые модемы?). Но тут самое главное - это Гений Места:

"Лаборатория, в которой это все происходит, находится в том самом институте и в том самом здании, где академик Павлов ставил свои опыты над собаками... Так вот, те камеры, в которых сидели те самые собаки Павлова, находятся в том самом здании, в котором сейчас работает Институт Экспериментальной Медицины. И сидела я в кресле с видом на дверь камеры".

И это, товарищи, лишь мелкое отечественное разоблачение. Потому что музыка, которая играет в супермакетах и пособствует активным покупкам (muzac), тоже разрабатывалась в институтах с камерами, где люди сидели вместо собак. Да и в целом человечество давно догадалось о таких эффектах музыки. Хотя только недавно появилась всемирная сеть доставки заданных звуков в заданные уши - то есть система прицельной, персональной обработки подопытных.

Истинно говорю вам: "Матрица" - это не про будущие очки с виртуальной реальностью. "Матрица" - это миллионы людей в плеерах, которые уже окружили нас со всех сторон. Павлов хохочет в гробу.