September 9th, 2012

С маковых холмов


kokuriko

Маша показала нам с Евой отличную пионерскую сказку. Прямо как будто из детства все детали: и красный галстук, и стенгазета, и сын полка, и обветшалый Дом пионеров с кружком астрономии. А финал - натуральный Севастополь. И песни все наши лагерные. В предпоследней так и слышится: "юные нахимовцы тебе шлют привет".

Снято в прошлом году. Миядзаки-старший и Миядзаки-младший. В русском прокате еще не выходило. Название переводят как "Со склонов Кокурико", но я бы перевел просто "Маковые холмы". Это ж явный ответ на "Земляничные поляны" (ни одна из которых - ни бергмановская, ни битловская - меня никогда не цепляли).  
 

Немного о мотодельтапланах

Вот сильный вызов для настоящего писателя - не избегать избитой темы, а наоборот, написать о ней так, как никто. Возьмем хотя бы мотодельтаплан. За прошедшую неделю только ленивый блогер-тысячник не написал про мотодельтаплан. Те, кто на выходные был далек от Интернета, обязательно напишут в понедельник.

Но отличиться от них нетрудно, потому что практически никто из них не летал на мотодельтаплане.

"Как-то ранней весной, гуляя в пустом петергофском парке, я увидел в небе маленький жужжащий треугольник. Вольно или невольно, но минут через десять я вышел к пирсу - туда, куда шел на посадку этот мотодельтаплан. Он снизился над замерзшим заливом, сел на лыжи и поехал в мою сторону.

На пирсе стояли два мужика и женщина. "Хотите покататься?", спросили один из мужиков. Сумма, которую он назвал, была в точности такой, какая лежала у меня в кармане. "Не знаю", сказал я. И понял, что на самом деле очень хочу, но...

Когда я уже собрался отойти, треугольник с моторчиком подъехал к пирсу и остановился. В люльке сидел пилот в очках и пацан лет шести. "Мама, это круто!" - сказал пацан, вылезая из люльки и подходя к женщине. Я вернулся и забрался на его место. Машинка покатилась и взлетела.
"

А полный текст рассказа, между прочим, посвящен тому, как я боюсь летать.